Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Когда наступят светлые дни Черного сада?

Драматическому карабахскому конфликту конца пока не видно

25.07.2013 15:15

Валерий Туманов

Название Нагорный Карабах означает "Черный сад на горах", и это буквально определяет его образ. "Черный" - потому что здесь обилие темноплодного винограда, благодаря чему Карабах славится своими винами. Ну, а слово "сад" говорит само за себя - край этот и есть сад, в котором, кроме винограда, можно найти фрукты на любой вкус – яблоки, абрикосы, черешню, персики, а также знаменитый карабахский тут – шелковицу, славящуюся своим необыкновенным вкусом. Но при всех благостях природы судьбу карабахской земли иначе как многострадальной не назовешь. Этот "райский уголок" не раз в истории становился "яблоком раздора". Вот и сегодня мы являемся свидетелями тяжелой карабахской драмы, начавшейся четверть века назад и сделавшей Карабах синонимом слова "война".

В феврале 1988 года внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) обратилась к Баку и Еревану с ходатайством о передаче области из состава Азербайджана в состав Армении. Это было началом карабахского конфликта – самого затяжного и трудноразрешимого на всем постсоветском пространстве, который не удается урегулировать до сих пор. Дать представление о его истоках, причинах остроты, поможет небольшой экскурс в историю.

В 1921 году, после советизации Азербайджана и Армении, Кавказское бюро РКП (б) обсуждало вопрос о Нагорном Карабахе, предметом спора двух республик. Обсуждение, в котором тогда приняли участие Киров, Орджоникидзе, Микоян и представители Армении и Азербайджана, продолжалось два дня. В первый день по итогам голосования было принято решение в пользу Армении. Но так как перевес был минимальным (в один голос), решено было на следующий день переголосовать. Итоги второго голосования оказались в пользу Азербайджана, причем с более ощутимым перевесом. Таким образом, Нагорный Карабах, 95% населения которого тогда составляли армяне, оказался в составе Азербайджана на правах автономной области.

Но это было только начало. Время от времени руководители Армении пытались вновь поставить перед Москвой вопрос о пересмотре решения Кавбюро, но безуспешно. Вскоре после Великой Отечественной войны, в 1947 году, когда началась репатриация зарубежных армян на родину, первый секретарь ЦК КП Армении Григорий Арутинов добился приема у Сталина и попросил его включить Нагорный Карабах в состав Армении, ибо маленькая территория республики не позволяет разместить репатриированных. Сталин в ответ на эту просьбу коротко бросил: "Посоветуйтесь с Багировым". И Арутинов обратился к Мир Джафару Багирову – первому секретарю ЦК КП Азербайджана, пользовавшемуся особым доверием вождя.

Сталин, конечно, лукавил. Если бы он хотел отдать Нагорный Карабах Армении, ему достаточно было одного слова, и никто не посмел бы пикнуть. Но Сталину, очевидно, не хотелось вновь возвращаться к этой острой, болезненной проблеме, и, чтобы не обижать своим отказом Армению в лице Арутинова, он переадресовал его Багирову. Тот сказал, что возражает против передачи Нагорного Карабаха Армении, но для решения проблемы предлагает переселить в Азербайджан определенное количество проживающих в Армении азербайджанцев, и тогда освободится нужная для репатриантов территория. Так и было сделано, однако карабахскую проблему это не решило.

И вот наступили 80-е годы, время горбачевской перестройки. В феврале 1988 года областной Совет НКАО принимает уже упоминавшееся решение о выходе из состава Азербайджана. Это, как и следовало ожидать, вызывает бурную реакцию, негодование со стороны властей Азербайджана. Дальше события принимают трагический оборот. В течение трех дней бесчинствующая толпа громит в Сумгаите армянские дома, убивает людей, и чтобы остановить погромы, в город вводятся войска. Погромы в Кировабаде и Баку, изгнание армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении - все это приводит к трагедии сотен тысяч людей. Фактически две советские республики оказываются в состоянии войны. Однако настоящая война начинается после распада СССР. Ее ведет теперь уже независимый Азербайджан против Нагорного Карабаха, пытаясь удержать за собой строптивую автономию.

Силы, на первый взгляд, несопоставимы, но маленькой (правда, хорошо организованной) карабахской армии помогает Армения – оружием, добровольцами. Три года продолжаются военные действия. Их итог – Баку потерял не только Нагорный Карабах, за исключением небольшой его части, но и несколько примыкающих к нему своих районов, а также очень важный Лачинский коридор (Лачинский район Азербайджана), связывающий Нагорный Карабах с Арменией.

Неизвестно, сколько времени продолжались бы еще боевые действия и каким был бы финал этой драмы, когда бы ни приход к власти в Баку Гейдара Алиева. Многоопытный, дальновидный политик, называвший войну в Карабахе "безумием" и понимавший всю бесперспективность ее продолжения для Азербайджана, выступил с предложением заключить перемирие. Так в 1994 году война была приостановлена, войска остались на тех рубежах, которые занимали к тому моменту и продолжают оставаться на тех же позициях сейчас.

Начались мирные переговоры, идущие без малого 20 лет. Вначале их вел Гейдар Алиев с Левоном Тер-Петросяном, а потом с Робертом Кочаряном. После смерти Алиева-старшего в 2003 году, в переговорный процесс включился сын покойного президента – Ильхам Алиев, сменивший отца в кресле главы государства. Но и переговоры, которые ведет Алиев-младший с нынешним президентом Армении Сержем Саргсяном, столь же бесплодны, как и все предыдущие.

А имеет ли вообще кардинальное решение карабахская проблема? Стороны, несмотря на время от времени идущие разговоры о каких-то подвижках (они по некоторым частным вопросам есть), по существу, так же далеки от достижения согласия, как и два десятилетия назад. И посредничество России, руководство которой постоянно заявляет, что готово стать гарантом любых договоренностей между противоборствующими сторонами, хоть и полезно, и необходимо, но в реальности ничего изменить не может. Потому что весь вопрос как раз и заключается в том, как же достичь этих самых договоренностей, если точки зрения сторон на решение проблемы диаметрально противоположны.

Баку в основу кладет принцип территориальной целостности государства, а в Армении и НКР (самопровозглашенная Нагорно-Карабахская республика) говорят о праве наций на самоопределение. Как же совместить два этих взаимоисключающих принципа? Масла в огонь вот уже 20 с лишним лет подливают историки, которые, как известно, могут доказать все, что угодно. Азербайджанские историки говорят и пишут о том, что Нагорный Карабах – исконно азербайджанская земля, а армяне здесь – пришлый народ. Армянские историки, напротив, утверждают, что именно армяне – коренные жители этого края – Арцаха (так они именуют Нагорный Карабах) , о чем свидетельствуют многочисленные древние памятники, в частности, так называемые хачкары (кресты). И у историков, как и у политиков, абсолютно разные точки зрения.

Проходят годы, проблема не решается, а угроза нового военного противостояния остается, тем более, что стороны продолжают наращивать свою военную мощь.

Достаточно веское слово может сказать мировое сообщество в лице ООН. Пример – независимость, полученная Косово, хотя существовала резолюция 1244 ООН, в которой Косово провозглашалось неотъемлемой частью Сербии. На этот раз, как очевидно, мировое сообщество не хочет глубоко вникать в этот закавказский конфликт, предоставляя России исполнять роль посредника в вялотекущих переговорах. Эту роль, Москва, кровно заинтересованная в стабильности и мире на всем Кавказе, добросовестно исполняет, ( и раздающиеся порой упреки по поводу ее необъективности совершенно безосновательны). Однако решительно повлиять на изменение ситуации в лучшую сторону, на успех переговоров она не в состоянии по не зависящим от нее причинам.

А решить проблему самостоятельно Азербайджан, Армения и НКР не могут. Слишком долог конфликт, слишком острую принципиальность он приобрел, слишком много жертв и страданий принес. Азербайджан предлагает Нагорному Карабаху самую широкую культурную автономию, но в Степанакерте (столица НКР) говорят только о полной независимости. За последние 20 лет в условиях независимости там выросло целое поколение людей, ничем не связанных с Азербайджаном, поколение, которое вряд ли смирится с возвратом к прошлому, о котором оно слышало только от своих отцов и матерей. И конечно, позиция НКР полностью поддерживается Ереваном. Баку требует вывода армянских войск из оккупированных районов Азербайджана. Пожалуйста, выведем, отвечают оппоненты, но прежде признайте, пожалуйста, независимость НКР.

Сегодня, к сожалению, даже контуры будущего соглашения, несущего прочный мир, пока не просматриваются. Напротив, ситуация обостряется, на границе то и дело вспыхивают перестрелки, раздаются взаимные обвинения и угрозы. Ждать мира придется еще долго.