Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Яркие типажи современной гражданской войны

19.05.2014 16:16

Андрей Никитин

Если мысленно отрешиться от трагических событий и больших надежд на Юго-Востоке пока ещё Украины, и посмотреть на украинский кризис отстранённо, в глаза бросается обилие мощнейших типажей и образов, которых этот кризис породил и которые являются настоящим кладом для современной массовой культуры.

— Наталья "Няш-мяш" Поклонская — сексуальная женщина-прокурор с лицевым дефектом, заработанным, по слухам, в конфликте с бандитской группировкой. Безстрашный обвинитель, в лапы которого, тем не менее, тайно мечтает попасть любой преступник.

— Вежливые люди — олицетворение уверенной "силы без агрессии", упакованные и вооружённые до зубов сверхсовременные профессиональные солдаты.

— Казак Бабай — бородатая русская экзотика в моднейших очках, крейзи-рашен, со скуки отправившийся завоёвывать руские земли, сбивающий вертолёты чуть ли не из рогатки и сдержанно танцующий на городском празднике в Краматорске, проходящем на фоне военных действий. Причём в какой-то степени фольклорная песня про казаков фактически посреди войны отсылает к выступлениям, например, Лидии Руслановой перед солдатами во время ВОВ.

— Полковник Стрелков — красавец-мужчина с чуть дореволюционной внешностью, идейный русский монархист-белогвардеец, ностальгирующий по славным имперским временам, бесстрашный, но не безбашенный, а смекалистый командир, со спокойной улыбкой заглядывающий в лицо смерти.

— Народный мэр Пономарёв — сиплый простак-матершинник в бейсболке, с полууголовными повадками (и, вероятно, биографией), золотыми зубами, совершенно вышедший из берегов и переживающий, очевидно, кульминацию своей страшной и невесёлой жизни.

— Алексей Чалый — мэр Севастополя, интеллигентный и, на первый взгляд, мягкий взрослый мужчина, открытый, добрый, в свитере, типичный рассудительный глава семьи. При этом убеждённый национал-патриот и вдобавок успешный бизнесмен, создавший гигантскую корпорацию.

— Беркут — собирательный образ обманутых государством, униженных и обозлившихся полицейских, олицетворение стойкости и лояльности, оказавшихся никому не нужными и приведших этих людей к решению сменить сторону конфликта.

— Лавров и Чуркин — два опытных хладнокровных дипломата. Один — статный полукровка, "кончил и закурил", хитрый и коварный манипулятор. Второй — кряжистый, убелённый сединами русский, сороковой год подряд выдерживающий многочасовой дипломатический прессинг со стороны климактерических американских женщин и прочих людей, похожих на мутантов.

— Янукович — легитимный президент.

— Титушка — низшее звено в иерархии, туповатый провокатор в китайском спортивном костюме "Адидас", устраивающий пакости на уличных акциях оппонентов с целью их дискредитации, выполняющий грязную работу и заранее подписывающийся на возможные унижения со стороны толпы противников.

Куда ни ткни — везде сочные, яркие, прорисованные типажи, готовая команда супергероев для русского блокбастера, полнометражного мультика, сериала или какой-нибудь компьютерной игры. Они сражаются против озверевшего и ненавистного им государства за свою свободу и воссоединение с Родиной, носят чёрно оранжевые георгиевские ленты как сакральный символ, за что враги в безсильной злобе называют их "колорадами". Любой ребёнок в России и вообще в мире должен их обожать и как минимум ЗНАТЬ.

Немного расстраивает недостаток женских персонажей: колоритная советская кувалда Неля Штепа самоустранилась из исторического процесса, девушки из ополчения пока не смогли сформировать оригинального собирательного образа, Екатерина Губарева слишком обыкновенна и до полноценной героини её нужно дотягивать, бабушки с иконами скучны и не особенно, прямо скажем, приятны поколению супермаркетов, хотя если бы нам давали больше картинки возмущённых советских старух с вилами — может и получились бы из них такие дремучие бабки-ёжки — в руке лопата, на груди икона, словно из русской хоррор-сказки материализовилась.

Тем не менее, мучительно не хватает некоторых классических типажей. С другой стороны, ещё не вечер.

На этом фоне бросается абсолютная серость Майдана. Он не породил абсолютно никого и ничего, хотя бы гипотетически интересного обычному человеку, например, из Австралии, которому сам по себе украинский кризис до фонаря и даже по приколу: войнушка, чо. Никаких визуальных образов, сочных личностей. Ну, есть у украинцев "правосек майдановский" — рыбацкий камуфляж, строительная каска, деревянный щит, противогаз, умеет метать коктейли Молотова, весьма стоек в уличном противостоянии, имеет ультраправые взгляды. Ок, зачёт, раз. Ну, Музычко персонаж безспорно яркий, хотя тоже из Правого Сектора — два. "Чёрные человечки"-каратели, то ли наёмники, то ли "проапгрейжённые правосеки". Нет вопросов. Три.

Всё. Яценюк и Турчинов — сверхкомические фигуры типа мышей из мультика про кота Леопольда, в банду супергероев Майдана таких нельзя. Вышедшие на Майдан обыватели — биомасса. Тимошенко неплохо начала с инвалидной коляски, но затем вместе с косой лишилась своего обаяния и превратилась в обычную грымзу, какие в Выхине салом торгуют. Коломойский худо-бедно тянет на "плохого парня", но он слишком однозначно плохой (к тому же финансирует упомянутых карателей, опять всё чересчур переплетается, всё персонажи вертятся вокруг какой-то изначальной группировки, так не должно быть — сравните с тем, какие наши все разные), как и Кличко — слишком однозначно тупой, а Фарион — слишком однозначно злая. Так неинтересно, они двухмерные, нет глубины. В Порошенко нет и двухмерности: заурядный советский чиновник.

Ярош? Опять правосек, да и не так уж одиозен: внешне обыкновенный еврей из Днепродзержинска (у меня знакомый еврей из Ростова на него в копейку похож), при этом ни уму, ни сердцу. Кернес и Добкин, безусловно, прекрасны, но не очень понятно, куда их — явно не к евромайдановцам, но и к нашим вроде как не записать. Аваков — скука смертная, крымские татары в пролёте даже со своим одиозным Джемилёвым. Внешне с горем пополам колоритен нынешний министр сельского хозяйства, но он пропадает на задворках Истории вместе со Штепой. Футбольных хулиганов все и так видели. Украинской же армии во всей этой разваливающейся симфонии ВООБЩЕ НЕТ (что характерно).

В общем, нет больше ничего и никого. Мы три месяца смотрели картинку с Майдана, потом три месяца наблюдали за тем, что произошло после Майдана. Вывод: вклад самостийных украинцев в массовую культуру — 2 балла из 10, русских и пророссийских украинцев — ну, на данном этапе 7 из 10 уже точно есть.

Что, в общем, ещё раз доказывает, что культура безсмертна и народ, обладающий высокой культурой, САМ ПО СЕБЕ воспроизводит явления культуры массовой. Цветы растут на плодородной почве, даже удобрять не надо, по закону больших чисел что-то живое, да появится. Неслучайно половина персонажей Русской Весны словно явились из дореволюционного прошлого, органически вклинившись в XXI век.

В чём тогда проблема? Как это ни печально, она довольно проста. В России отсутствует национальная творческая интеллигенция (или, скажем корректнее, её количество и значимость весьма скромны), из-за этого её (России) культурный потенциал реализуется на 5-10% от положенного. Причём половину из этого даёт воспроизводство и господдержка старой высокой культуры и вещей, созданных на её основе (Мариинка, Большой Театр и т.п.). Это хорошо, но мы говорим о культуре массовой.

Задача творческой интеллигенции — наделять реальность новыми смыслами. Русская реальность предоставляет для этого идеальное сырьё — выдумывать ничего не надо. Бабай, Стрелков, даже титушки — это готовые типажи, возникшие, повторюсь, САМИ. Типажи мощные, яркие. Такие никогда бы не появились в Болгарии или Албании. Им там неоткуда взяться. В России и среди "русских украинцев" они есть.

И их как бы при этом нет. За всю национальную творческую интеллигенцию отдувается один Enjoykin, собравший легендарное видео "Няш-мяш Крым наш", и автор песни "Ах, какая няша прокурор Наташа". Что примечательно — и то, и другое появилось уже после того, как ЯПОНЦЫ адаптировали образ няшного прокурора под аниме (да и само слово "няшный" происходит из аниме-субкультуры, придуманной не нами и не у нас). Всё остальное вообще игнорируется. По сути, в культурном смысле Русская Весна уделала Майдан со счётом 10:0, но никто в России не может это материализовать и объяснить людям мира в доступной форме, кто здесь варвары, а кто Рим. Это в эпоху интернета (!).

Почему? А потому. В России, особенно в столицах, есть большое количество людей, называющих себя "креативным классом". В общем, это то же самое, что и творческая интеллигенция. Чем занят креативный класс в России — известно. Например, люди очень жалуются, что им тяжело жить в одной стране с "быдлом" или, корректнее, им некомфортно в среде русского простонародья, думающего и живущего иначе, нежели праздная и творческая, толерантная, ироничная городская молодёжь, которая даже и не в полном смысле русская, а скорее "граждане мира". В общем, мы мучительно долго наблюдаем то, что двумя годами раньше назвали "конфликтом айфона и шансона".

Возвращаясь к Русской Весне: вместо того, чтобы разглагольствовать о постмодернизме, сидя в дешёвых пародиях на французские брассери, русский креативный класс давно должен был бы с постмодернистским цинизмом превратить героев этой Русской Весны (которые народу явно полюбились и явно из него и вышли) в героев эпохи, создать вокруг них целый пласт культуры. Причём не потому, что они "наши" (этим пусть агитпроп занимается; массовая культура вообще интернациональна, а основа культуры русской — просвещённый аристократизм, по самой своей природе интернациональный), а потому, что они КЛЁВЫЕ. Такие типажи — настоящий подарок, на любом кастинге Стрелкову или Бабаю моментально предложили бы ангажемент, мультик со стилизованными персонажами, которых я в начале перечислил, стал бы настоящим хитом.

Но креативный класс вместо этого рассказывает, что такое хорошо и что такое плохо, призывает взяться за руки, убрать эти руки прочь от Украины, и занимается инфантильными проповедями. Блестящие, восхитительные герои Русской Весны тонут в потоке рассуждений о плохом агрессоре Путине, ватниках-колорадах, "госдуре" и прочем экзальтированном пацифизме. А прокурора-няшу вместо русских форсят японцы.

В результате, когда я говорю подруге "казак Бабай", она спрашивает, "Кто это?", а если я ей скажу "Бэтмен" — она сразу поймёт, о ком идёт речь. Но это чудовищно, потому что на фоне казака Бабая Бэтмен объективно уныл и давно устарел, превратившись в посмешище. Тем не менее, про Бэтмена подруга знает, а про Бабая — нет…

Полная версия статьи на сайте: КПЕ Украина.