Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Когда политиков "перебивают" пушки

27.08.2014 15:10

Евгений Давыдов

Переговоры глав стран-участниц Таможенного союза, Украины и ЕС в Минске 26 августа стали очередной попыткой мирового сообщества сделать конструктивный шаг к прекращению огня и остановить гуманитарную катастрофу на юго-востоке Украины. Вместе с тем пока сложно говорить о каком-то серьезном дипломатическом успехе: слишком разные цели у заинтересованных сторон.

Россия, обеспокоенная фактическим наличием горячей точки у своих границ, хочет видеть Украину стабильной. Она просто вынуждена внимательно следить за развитием обстановки в государстве, переживающем острейший политический кризис. Кроме того, Москва осознает, что стремление Украины к евроинтеграции уже сейчас требует детальной проработки механизмов защиты своих внешнеэкономических интересов, а также других государств Таможенного союза. Подобные меры могут предусматривать отмену льготных тарифов для украинских товаров и борьбу с европейским реэкспортом, поставляемым под маркой украинских производителей. Об этом ясно и недвусмысленно заявлял президент России Владимир Путин.

Украина, а именно находящийся в сложном положении президент Петр Порошенко, стремительно теряющий в глазах населения очередной кредит доверия, очевидно, ставил свои цели при явной поддержке Европейского союза и фактической США. Видимо, он пытался понять замысел руководства России в отношении внутриукраинского кризиса и добиться принятия своего плана в качестве основы урегулирования, предусматривающего закрытие российско-украинской границы, при этом отчаянно рассчитывая на свои войска, о боевых успехах и нормальном снабжении которых в последнее время говорить не приходится.

Европейский союз пытается извлечь не только политическую выгоду, демонстрируя миротворческие усилия, но и снять опасения по поводу поставок российского газа своим потребителям.

Однако итогами переговоров остались довольны не все. Владимир Путин, в целом положительно оценивая результаты встреч, в том числе с Петром Порошенко, отметил, что достигнута договоренность о возобновлении диалога с Киевом по газовой проблеме. Кроме того, он сообщил о решении продолжить в Минске консультации в рамках контактной группы по Украине, предупредив о твердом намерении России защищать собственную экономику с учетом выполнения соглашения между Украиной и Евросоюзом об ассоциации.

Президент Порошенко, в свою очередь, отметил, что переговоры были очень сложными, однако достигнута договоренность о начале консультаций между начальниками генеральных штабов России и Украины в составе контактной группы по урегулированию кризиса. Вместе с тем Киеву не удалось убедить Москву в том, что именно она несет ответственность за происходящее на юго-востоке Украины. Это дал понять и Владимир Путин, комментируя возможные пути разрешения конфликта: "Мы об этом говорили, говорили о том, где это возможно, что Россия могла бы сделать для того, чтобы обеспечить этот процесс. А каких-то условий мы, Россия, не выдвигали, мы не можем это делать, не имеем на это никакого права: это дело самой Украины, это дело Донецка, Луганска". После переговоров с Владимиром Путиным Петр Порошенко в посольстве Украины в Республике Беларусь провел "разбор" с участием Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, заместителем Председателя Европейской комиссии Кэтрин Эштон, которая теперь с нетерпением будет ждать конкретных договоренностей между Москвой и Киевом по газу.

Переговоры завершены, имеются планы по продолжению очередных дипломатических раундов. Однако есть сомнения в их быстром успехе, так как не видно главного – готовности киевской власти прекратить войну на собственной территории. Боевые действия уже привели к тому, что сотни тысяч людей, в том числе женщин, стариков и детей, лишены воды, медикаментов, элементарных бытовых условий и вынуждены просто выживать. Они каждый день гибнут в результате ударов украинских войск. А самое страшное, что в 21 веке систематическое нарушение фундаментального права человека на жизнь стало нормой, что не вызывает действительного возмущения мирового сообщества, как это было при других конфликтах. Это и есть настоящая гуманитарная катастрофа.