Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Эксперт: "Джемилев и иже с ним представляют собой маргинальные структуры"

20.07.2015 16:14

Салман Фарисов

Российские исламоведы и тюркологи отмечают, что в информационном поле недостаточно представлены лояльные России крымско-татарские организации, такие как Духовное управление мусульман Крыма и Национальное движение крымских татар. Зато "духовный лидер" самопровозглашённого "Меджлиса крымско-татарского народа" Мустафа Джемилев, деятельность которого носит ярко выраженный русофобский характер, добился популярности в СМИ.

Уполномоченный президента Украины Петра Порошенко по делам крымско-татарского народа Мустафа Джемилев считает себя вправе выступать от лица всех татар, а несогласных с его русофобской риторикой соотечественников объявляет  предателями. В конце июня он выступил с инициативой возрождения добровольческого батальона "Крым". Предшествующее воинское формирование, также созданное по инициативе Джемилева, было уничтожено силами ополченцев в Иловайском котле осенью 2014 года.

Призывы Джемилева Киев оправдались сверх его ожиданий: батальон не только сформировали заново, но и официально объявили "первым мусульманским подразделением" в составе вооруженных сил.

Однако численность батальона "Крым" постоянно подвергается коррекции. Хотя в начале года Джемилев утверждал, что в ряды вновь образованного подразделения готовы вступить три тысячи крымских татар, "желающих вернуть Крым в состав Украины", украинские СМИ сообщали, что численность батальона составляет около тысячи человек, причем татары-мусульмане составляли только "ядро" подразделения.

О деятельности татарской оппозиции "Российскому миротворцу" рассказал  востоковед и политолог Станислав Тарасов.

– Какое влияние крымско-татарская оппозиция оказывает на обстановку в Крыму?

– На фоне того, что происходит сейчас на Евразийском пространстве, Джемилев и иже с ним представляют собой маргинальные структуры – не они определяют главный тренд в развитии крымских событий. Зная этот факт, российские политики не всегда уделяют должное внимание крымско-татарской общественности, традиционно лояльной России. Надо сделать все, чтобы их точка зрения звучала и была известна в России, а также в мусульманских странах и на Западе.

– Может ли украинское руководство использовать "исламский фактор" в Крыму против России?

 – Нет, все самое страшное, что могло бы произойти с исламским фактором в Крыму, – уже позади. Сейчас, когда Россия утвердила там свои позиции, негативные коннотации исламского фактора будут полностью нейтрализованы. Не последнюю роль в этом должен играть комплекс экономических реформ, которые центральная власть реализует в Крыму, а также признание за крымскими татарами права формирования своей культурно-исторической автономии. Ни для кого не секрет, что во время нахождения Крыма в составе Украины  интересы татарской общины никто не лоббировал. Насколько я знаю, широко известный сейчас Меджлис даже не признавался украинским парламентом. Только после известных событий Джемилев был избран депутатом Верховной рады и назначен специальным уполномоченным Порошенко по Крыму. Полагаю, что это очередное свидетельство игр уходящей политической конъюнктуры.

Могут ли антироссийские настроения диаспоры крымских татар в Турции стать дестабилизирующим фактором в Крыму?

Как специалист-тюрколог могу ответственно заявить, что, если всего год назад крымско-татарская диаспора Турции была единодушна в негативном восприятии присоединения Крыма к России, то сейчас происходят значительные позитивные перемены. У крупных бизнесменов появилось желание оказывать экономическую поддержку исторической родине, вкладываться в туристические проекты.

Необходимо понимать, что крымско-татарская диаспора в Турции это - именно диаспора, а не коренной этнос, тогда как для Крыма,  региона, входящего в состав России, крымские татары  - коренной этнос. Это тот исторический полюс притяжения, благодаря которому татары не растворяются среди турецкого населения.