Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Терроризм как явление

02.11.2015 15:00

Международное гуманитарное право (МГП) представляет собой свод международно-правовых норм, которые применяются, когда вооруженное насилие достигает уровня вооруженного конфликта – международного или немеждународного. Наиболее известными договорами по МГП являются четыре Женевские конвенции 1949 г. и два Дополнительных протокола к ним 1977 г., но есть и целый ряд других договоров по МГП, призванных облегчить страдания людей во время войны. Среди них можно назвать Оттавскую конвенцию 1997 г. о противопехотных минах.

МГП, которое иногда еще называют правом вооруженных конфликтов или правом войны, не дает определения "терроризма", но запрещает в период вооруженных конфликтов большинство деяний, которые были бы квалифицированы как "террористические", будь они совершены в мирное время.

Один из основополагающих принципов МГП предписывает всем лицам, участвующим в вооруженном конфликте, в любых обстоятельствах проводить различие между гражданскими лицами и комбатантами, а также между гражданскими и военными объектами. "Принцип проведения различия" - основополагающий принцип МГП. Производными от него являются многочисленные конкретные нормы МГП, такие, например, как запрещение умышленных или прямых нападений, направленные против гражданских лиц и гражданских объектов, запрещение нападений неизбирательного характера и использования "живых щитов". Кроме этого, МГП запрещает взятие заложников.

В ситуациях вооруженного конфликта с юридической точки зрения было бы бессмысленно квалифицировать как "террористические действия" умышленные акты насилия в отношении гражданских лиц, поскольку они и так считаются военными преступлениями. Согласно принципу универсальной юрисдикции лица, подозреваемые в совершении военных преступлений, могут быть привлечены к уголовной ответственности не только государством, на территории которого имело место преступление, но и вообще любым государством.

В МГП прямо говорится о терроризме

МГП конкретно упоминает и запрещает "меры запугивания и террора". Статья 33 Женевской конвенции IV гласит: "Коллективные наказания, так же как и всякие меры запугивания или террора, запрещены". Дополнительный протокол II в статье 4 запрещает "акты терроризма", направленные против лиц, не принимающих непосредственного участия или прекративших принимать участие в военных действиях. Главная цель – подчеркнуть, что отдельные гражданские лица и гражданское население в целом не могут подвергаться коллективным наказаниям, которые, несомненно, относятся к числу факторов, создающих обстановку террора.

Оба Дополнительных протокола к Женевским конвенциям также запрещают действия, направленные на терроризирование гражданского населения. "Гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападения. Запрещаются акты насилия или угрозы насилием, имеющие основной целью терроризировать гражданское население" (ДП I, ст. 51(2) и ДП II, ст. 13(2)). Эти положения представляют собой ключевой элемент норм МГП, регулирующих ведение боевых действий. Они запрещают во время вооруженного конфликта акты насилия, не обеспечивающие реального военного преимущества. Важно иметь в виду, что даже законное нападение на военные объекты может вызывать страх у гражданского населения. Однако данные положения объявляют вне закона нападения, конкретно имеющие цель терроризировать гражданское население, такие, например, как применение артиллерии против гражданского населения в городах или снайперская стрельба по гражданским лицам.

Можно ли отдельные действия "войны против терроризма" в совокупности классифицировать как "транснациональный" вооруженный конфликт?

Как уже упоминалось выше, МГП применяется только во время вооруженных конфликтов. Центральным элементом понятия вооруженного конфликта является наличие "сторон" в конфликте. Сторонами в международном вооруженном конфликте могут быть два или более государств (или государства и национально-освободительные движения), в то время как в немеждународном вооруженном конфликте друг другу могут противостоять в качестве сторон либо государства и вооруженные группы (например, повстанческие силы), либо просто вооруженные группировки. В любом случае сторона в вооруженном конфликте должна быть в определенной степени организована наподобие вооруженных сил, иметь определенную структуру командования и возможность соблюдать МГП и обеспечивать его соблюдение.

Нормы МГП в равной степени применяются ко всем сторонам в вооруженном конфликте. Не важно, является ли та или иная сторона агрессором или находится в состоянии самообороны. Не важно и то, является ли сторона в конфликте государством или повстанческой группой. Соответственно, каждой стороне в вооруженном конфликте разрешено нападать на военные объекты и запрещено прибегать к нападениям, непосредственно направленным против гражданских лиц. Равенство прав и обязанностей по МГП позволяет сторонам в конфликте знать, в каких пределах они могут действовать и рассчитывать на аналогичное поведение противной стороны.

Конкретные аспекты "войны против терроризма", начатой после террористических актов против США 11 сентября 2001 г., свидетельствуют о том, что имеет место вооруженный конфликт, как он определен в МГП. В качестве иллюстрации можно привести войну, которую коалиция государств под руководством США вела в Афганистане с октября 2001 г. Женевские конвенции 1949 г. и обычные нормы международного права были в полной мере применимы к этому международному вооруженному конфликту, в котором противостояли друг другу возглавляемая США коалиция, с одной стороны, и, Афганистан, с другой. Однако многие акты насилия из числа тех, которые совершаются в других регионах мира и обычно характеризуются как "террористические", являются делом рук слабо структурированных групп или организаций либо отдельных лиц, которых в лучшем случае связывает между собой общность идеологии. Сомнительно, чтобы на основании известных фактов эти группы и организации могли бы рассматриваться как сторона в любом из типов конфликтов, включая "транснациональные". Но даже если МГП и не применяется к таким деяниям, они все равно подпадают под действие права. Независимо от мотивов совершающих их лиц, деяния, имеющие место вне рамок конфликта, должны подпадать под действие не права войны, а положений внутригосударственного или международного права.

Большинство мер, осуществляемых государствами для предупреждения или пресечения террористических актов, не достигают уровня вооруженного конфликта. Такие меры, как сбор разведывательных данных, сотрудничество правоохранительных и судебных органов, выдача, уголовные санкции, финансовые расследования, замораживание счетов или дипломатическое и экономическое давление на государства, обвиняемые в поддержке лиц, которых подозревают в терроризме, обычно не рассматриваются как акты войны.

"Терроризм" – явление, в котором, как на войне, нет четко выраженного противника. Воевать можно только с поддающейся опознанию стороной в вооруженном конфликте. По этой причине термин "борьба с терроризмом" является наиболее подходящим, чем "война с терроризмом".

Какое право применяется к лицам, взятым под стражу в ходе борьбы с терроризмом?

Государства имеют право и обязаны защищать своих граждан от террористических актов. Соответствующие меры могут включать в себя арест или задержание лиц, подозреваемых в совершении террористических преступлений. Однако осуществляться они должны в рамках, четко очерченных национальным законодательством или международным правом.

В случае сомнений относительно того, имеет ли то или иное удерживаемое лицо право на статус военнопленного, Женевская конвенция III предписывает, что решение данного вопроса должно быть вынесено компетентным судом. Гражданские лица, помещенные под стражу по соображениям безопасности, имеют право на защиту, предоставляемую Женевской конвенцией IV. Комбатанты, не отвечающие критериям, которые дают право на статус военнопленного (например, открытое ношение оружия) или гражданские лица, принимавшие непосредственное участие в военных действиях в международном вооруженном конфликте (так называемые "непривилегированные" и "незаконные" комбатанты) находятся под защитой Женевской конвенции IV, если они являются гражданами державы противника. В отличие от военнопленных такие лица могут привлекаться к уголовной ответственности по национальному законодательству удерживающей стороны как за сам факт участия в военных действиях, так и за совершенные ими преступные деяния. Они могут быть лишены свободы до конца отбывания назначенного им наказания.

Лица, содержащиеся под стражей в связи с немеждународным вооруженным конфликтом, который является частью борьбы с терроризмом, как в Афганистане, начиная с июня 2002 г., пользуются защитой статьи 3, общей для всех четырех Женевских конвенций, и норм обычного международного гуманитарного права. К ним применимы и положения международного права прав человека и внутреннего законодательства. В случае привлечения к уголовной ответственности по подозрению в совершении преступлений они имеют право на судебные гарантии, предусмотренные международным гуманитарным правом и правом прав человека.

Все лица, задержанные вне рамок вооруженного конфликта в ходе борьбы с терроризмом, пользуются защитой внутреннего законодательства удерживающего государства и международного права прав человека. Если они предстают перед судом по обвинению в совершении любых преступлений, им предоставляются гарантии справедливого судебного разбирательства, предусмотренные внутренним правом и правом прав человека.

* Реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента:
Голос Америки, Idel.Реалии, Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Телеканал Настоящее Время, Azatliq Radiosi, PCE/PC, Сибирь.Реалии, Фактограф, Север.Реалии, Радио Свобода, MEDIUM-ORIENT, Пономарев Лев Александрович, Савицкая Людмила Алексеевна, Маркелов Сергей Евгеньевич, Камалягин Денис Николаевич, Апахончич Дарья Александровна, Medusa Project, Первое антикоррупционное СМИ, VTimes.io, Баданин Роман Сергеевич, Гликин Максим Александрович, Маняхин Петр Борисович, Ярош Юлия Петровна, Чуракова Ольга Владимировна, Железнова Мария Михайловна, Лукьянова Юлия Сергеевна, Маетная Елизавета Витальевна, The Insider SIA, Рубин Михаил Аркадьевич, Гройсман Софья Романовна, Рождественский Илья Дмитриевич, Апухтина Юлия Владимировна, Постернак Алексей Евгеньевич, Общество с ограниченной ответственностью Телеканал Дождь, Петров Степан Юрьевич, Istories fonds, Шмагун Олеся Валентиновна, Мароховская Алеся Алексеевна, Долинина Ирина Николаевна, Шлейнов Роман Юрьевич, Анин Роман Александрович, Великовский Дмитрий Александрович, Альтаир 2021, Ромашки монолит, Главный редактор 2021, Вега 2021
* Сведения реестра НКО, выполняющих функции иностранного агента:
Фонд защиты прав граждан Штаб, Институт права и публичной политики, Лаборатория социальных наук, Фонд по борьбе с коррупцией, Альянс врачей, НАСИЛИЮ.НЕТ, Мы против СПИДа, Фонд защиты прав граждан, СВЕЧА, Гуманитарное действие, Открытый Петербург, Феникс ПЛЮС, Лига Избирателей, Правовая инициатива, Гражданская инициатива против экологической преступности, Фонд борьбы с коррупцией, Гражданский Союз, Российский Красный Крест, Центр Хасдей Ерушалаим, Центр поддержки и содействия развитию средств массовой информации, Горячая Линия, В защиту прав заключенных, Институт глобализации и социальных движений, Центр социально-информационных инициатив Действие, ВМЕСТЕ, Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан, Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям, Фонд Тольятти, Новое время, Серебряная тайга, Так-Так-Так, центр Сова, центр Анна, Проект Апрель, Самарская губерния, Эра здоровья, правозащитное общество Мемориал, Аналитический Центр Юрия Левады, Издательство Парк Гагарина, Фонд имени Андрея Рылькова, Сфера, Центр защиты СИБАЛЬТ, Уральская правозащитная группа, Женщины Евразии, Рязанский Мемориал, Екатеринбургское общество МЕМОРИАЛ, Институт прав человека, Фонд защиты гласности, Российский исследовательский центр по правам человека, Дальневосточный центр развития гражданских инициатив и социального партнерства, Пермский региональный правозащитный центр, Гражданское действие, Центр независимых социологических исследований, Сутяжник, АКАДЕМИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА, Частное учреждение Совета Министров северных стран, Центр развития некоммерческих организаций, Гражданское содействие, Центр Трансперенси Интернешнл-Р, Центр Защиты Прав Средств Массовой Информации, Институт развития прессы - Сибирь, Фонд поддержки свободы прессы, Гражданский контроль, Человек и Закон, Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова, Информационное агентство МЕМО. РУ, Институт региональной прессы, Институт Развития Свободы Информации, Экозащита!-Женсовет, Общественный вердикт, Евразийская антимонопольная ассоциация, Чанышева Лилия Айратовна, Сидорович Ольга Борисовна, Таранова Юлия Николаевна, Туровский Александр Алексеевич, Васильева Анастасия Евгеньевна, Ривина Анна Валерьевна, Бурдина Юлия Владимировна, Бойко Анатолий Николаевич, Гусева Ольга Андреевна, Дугин Сергей Георгиевич, Пивоваров Андрей Сергеевич, Писемский Евгений Александрович, Аверин Виталий Евгеньевич, Барахоев Магомед Бекханович, Шевченко Дмитрий Александрович, Жданов Иван Юрьевич, Рубанов Роман Викторович, Шарипков Олег Викторович, Мальсагов Муса Асланович, Мошель Ирина Ароновна, Шведов Григорий Сергеевич, Пономарев Лев Александрович, Каргалицкий Борис Юльевич, Созаев Валерий Валерьевич, Исакова Ирина Александровна, Исламов Тимур Рифгатович, Романова Ольга Евгеньевна, Щаров Сергей Алексадрович, Цирульников Борис Альбертович, Халидова Марина Владимировна, Людевиг Марина Зариевна, Федотова Галина Анатольевна, Паутов Юрий Анатольевич, Верховский Александр Маркович, Пислакова-Паркер Марина Петровна, Кочеткова Татьяна Владимировна, Чуркина Наталья Валерьевна, Акимова Татьяна Николаевна, Золотарева Екатерина Александровна, Рачинский Ян Збигневич, Жемкова Елена Борисовна, Гудков Лев Дмитриевич, Илларионова Юлия Юрьевна, Саранг Анна Васильевна, Захарова Светлана Сергеевна, Аверин Владимир Анатольевич, Щур Татьяна Михайловна, Щур Николай Алексеевич, Блинушов Андрей Юрьевич, Мосин Алексей Геннадьевич, Гефтер Валентин Михайлович, Симонов Алексей Кириллович, Флиге Ирина Анатольевна, Мельникова Валентина Дмитриевна, Вититинова Елена Владимировна, Баженова Светлана Куприяновна, Исаев Сергей Владимирович, Максимов Сергей Владимирович, Беляев Сергей Иванович, Голубева Елена Николаевна, Ганнушкина Светлана Алексеевна, Закс Елена Владимировна, Буртина Елена Юрьевна, Гендель Людмила Залмановна, Кокорина Екатерина Алексеевна, Шуманов Илья Вячеславович, Арапова Галина Юрьевна, Пастухова Анна Яковлевна, Прохоров Вадим Юрьевич, Шахова Елена Владимировна, Подузов Сергей Васильевич, Протасова Ирина Вячеславовна, Литинский Леонид Борисович, Лукашевский Сергей Маркович, Бахмин Вячеслав Иванович, Шабад Анатолий Ефимович, Сухих Дарья Николаевна, Орлов Олег Петрович, Добровольская Анна Дмитриевна, Королева Александра Евгеньевна, Смирнов Владимир Александрович, Вицин Сергей Ефимович, Золотухин Борис Андреевич, Левинсон Лев Семенович, Локшина Татьяна Иосифовна, Орлов Олег Петрович, Полякова Мара Федоровна, Резник Генри Маркович, Захаров Герман Константинович
* Единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими:
Высший военный Маджлисуль Шура, Конгресс народов Ичкерии и Дагестана, Аль-Каида, Асбат аль-Ансар, Священная война, Исламская группа, Братья-мусульмане, Партия исламского освобождения, Лашкар-И-Тайба, Исламская группа, Движение Талибан, Исламская партия Туркестана, Общество социальных реформ, Общество возрождения исламского наследия, Дом двух святых, Джунд аш-Шам, Исламский джихад, Аль-Каида, Имарат Кавказ, АБТО, Правый сектор, Исламское государство, Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам, Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского, Аджр от Аллаха Субхану уа Тагьаля SHAM, АУМ Синрике, Муджахеды джамаата Ат-Тавхида Валь-Джихад, Чистопольский Джамаат, Рохнамо ба суи давлати исломи, Террористическое сообщество Сеть, Катиба Таухид валь-Джихад, Хайят Тахрир аш-Шам, Ахлю Сунна Валь Джамаа
* Перечень общественных объединений и религиозных организаций в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности:
Национал-большевистская партия, ВЕК РА, Рада земли Кубанской Духовно Родовой Державы Русь, Асгардская Славянская Община Асгардской Веси Беловодья, Славянская Община Капища Веды Перуна, Мужская Духовная Семинария Староверов-Инглингов, Нурджулар, К Богодержавию, Таблиги Джамаат, Русское национальное единство, Национал-социалистическое общество, Джамаат мувахидов, Объединенный Вилайат Кабарды, Балкарии и Карачая, Союз славян, Ат-Такфир Валь-Хиджра, Пит Буль, Национал-социалистическая рабочая партия России, Славянский союз, Формат-18, Благородный Орден Дьявола, Армия воли народа, Национальная Социалистическая Инициатива города Череповца, Духовно-Родовая Держава Русь, Русское национальное единство, Древнерусской Инглистической церкви Православных Староверов-Инглингов, Русский общенациональный союз, Движение против нелегальной иммиграции, Кровь и Честь, О свободе совести и о религиозных объединениях, Омская организация Русское национальное единство, Северное Братство, Клуб Болельщиков Футбольного Клуба Динамо, Файзрахманисты, Мусульманская религиозная организация п. Боровский, Община Коренного Русского народа Щелковского района, Правый сектор, Украинская национальная ассамблея, Украинская повстанческая армия, Тризуб им. Степана Бандеры, Украинская организация «Братство», Свидетели Иеговы, О противодействии экстремистской деятельности, РЕВТАТПОД, Артподготовка, Штольц, В честь иконы Божией Матери Державная, Сектор 16, Независимость, Организация футбольных болельщиков «Фирма», Молодежная правозащитная группа МПГ, Курсом Правды и Единения, Каракольская инициативная группа, Автоград Крю, Союз Славянских Сил Руси, Алля-Аят, Благотворительный пансионат Ак Умут, Русская республика Русь, Арестантское уголовное единство, Башкорт, Нация и свобода, W.H.С., Фалунь Дафа, Иртыш Ultras, Русский Патриотический клуб-Новокузнецк/РПК, Сибирский державный союз, Фонд борьбы с коррупцией, Фонд защиты прав граждан, Штабы Навального