Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Джош Эрнст может считать только до двух

02.11.2015 15:23

Юрий Городненко, политолог

В последнее время у Вашингтона появилось новое хобби: считать друзей России. Официальный представитель Белого Дома Джош Эрнест во время пресс-конференции 29 октября сказал, что у Российской Федерации "единственными друзьями" остались Иран и Сирия. И сделал вывод: "Россия сейчас не имеет такого влияния в мире, каким обладал в свое время Советский Союз". Похоже, Эрнст может считать только до двух. Да и логикой у нового "Псаки" совсем плохо: "друзья" и "влияние" понятия все же разные. А раз посылка неверна, следовательно и логическое заключение несостоятельно.

Слова о "друзьях" вообще странно слышать из уст представителей  прагматичного Запада. Выступая в Оксфорде, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон признал, что сегодняшний мир живет по принципу, каждый делает, что хочет... "У Британии нет друзей – есть вечные интересы», - привел он фразу главы британского правительства середины XIX века Генри Джона Пальмерстона, подчеркнув, что в Соединенном Королевстве она до сих пор популярна.

Удивительно еще и то, что администрация Обамы говорит о "количестве друзей у России", хотя, казалось бы, стоило вспомнить о друзьях своих собственных, потому что дружеское доверие к самим Соединенным Штатам, приближается к грани погрешности.

Иллюстрацией специфичного понимания "дружбы" могут служить взаимоотношения двух считавшихся наиболее близкими стран - США и Великобритании. Стоит напомнить, что идейным фундаментом формирования союза двух стран стали фултоновская и цюрихская речи Уинстона Черчилля. В 1946 году британский премьер-министр торжественно провозгласил, что "братская ассоциация англоговорящих народов" (Соединенных Штатов и Британского содружества) будет опираться исключительно на "общие традиции и ценности". Прошло несколько десятков лет, и Союз "общих ценностей" превратился в  партнерство двух финансовых групп (Сити и Уолл-стрит).

И сегодня, когда Соединенные Штаты принялись реализовывать первый глобальный проект за последнее полустолетие - формирование Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств, стало очевидно, чего стоят их ближайшие "друзья".

Пока американский президент Барак Обама договаривался со своим индонезийским коллегой Джоко Видодо о присоединении крупнейшей островной страны мира к Транстихоокеанскому партнерству (ТТП) и всеми правдами и неправдами пытался убедить в том же власти Филиппин, британская королева Елизавета II торжественно принимала в Лондоне председателя КНР Си Цзиньпина. В этом визите было много удивительного. Например, то, что глава крупнейшей в мире коммунистической партии впервые в истории был личным гостем главы старейшей в мире монархии. Поразила и герцогиня Кембриджская Кейт Миддлтон,  "икона стиля", щеголявшая в платье цвета официального флага КНР, т.е. красного. Что только не наденешь, чтобы получить от китайцев рекордные по сумме контракты - $62 млрд!

Но самое примечательное, что британцы, ближайшие союзники США, решили поделить с коммунистическим Китаем значительные ресурсы планеты. Причем, на двоих, словно и не было никаких заявлений о "братской ассоциации" с Вашингтоном. Британская ВP и китайская CNPC договорились о стратегическом альянсе по освоению нефтегазовых месторождений в Западной Африке, Ираке и других странах Ближнего Востока. Лондон и Пекин заключили также сделку по сжиженному газу, который собираются совместно поставлять с 2019 года в страны АТР (Азиатско-Тихооокеанского региона), т.е. в регион, который Вашингтон собирался включить в орбиту своего влияния в рамках Транстихоокеанского партнерства.

Довольно циничны и постоянные заявления Дэвида Кэмерона, подрывающие будущее Евросоюза, а значит - идею Трансатлантического партнерства. Британский премьер  постоянно твердит, что Лондон намерен выйти из состава ЕС, последствия чего для судьбы Евросоюза будут необратимыми. Он шантажировал Брюссель  укрепляющимися торгово-экономическими связями с Китаем, хвалился тем, что Соединенное Королевство сегодня - крупнейший инвестор Поднебесной (46% китайского ВВП).

 Наконец, заверяя Соединенные Штаты в дружбе, британцы вместе с китайцами сконцентрировались на главном ударе: ограничить влияние доллара. Именно Сити начал активно продвигать юань в качестве мировой резервной валюты. Сегодня Великобритания, одной из первых в мире, сделала юань резервной валютой и хранит у себя, по данным 2014 года, 20 млрд в юанях.

Наконец, Аналитики британского банка HSBC (принадлежит Ротшильдам и братьям Кезвикам) то и дело вбрасывают в СМИ информацию: китайская валюта вот-вот станет свободно конвертируемой на мировом финансовом рынке. Лондонская Pricewaterhouseсoopers систематически публикует доклады о грядущем глобальном лидерстве Пекина. Английская Reuters распространяет прогнозы о возможности включения Международным валютным фондом юаня в корзину резервных валют. На политическом уровне эту идею лоббируют представители Даунинг-стрит.

И все это Лондон делает ради одного: способствовать Сити, который нацелился стать центром валютных операций с участием юаня. Главной площадкой для этого должна стать Гонконгская фондовая биржа. Интересно и то, что Великобритания сохраняет определенный политический контроль за ситуацией в Гонконге, который предусмотрен объединенной китайско-британской декларацией 1984 года. В этой ситуации проигравшими оказываются американские партнеры Ротшильдов.

Однако Вашингтон почему-то не спешит напомнить Лондону о "братской ассоциации англоговорящих народов", а сами британские джентльмены не вспоминают о клятвах и обязательствах Соединенным Штатам. Как сказал   Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей США, "друзей не бывает много, и познаются они в делах".