Регионы

Мы в соцсетях

Facebook
ВКонтакте
Twitter

Календарь событий

Загрузка...

Тайна гибели испанских миротворцев

09.06.2005 00:00

Подрядная фирма НАМСА, существующая при НАТО, официально признала свою ответственность за гибель 62 испанских миротворцев, которые 26 июня 2003 года разбились в Турции на борту самолета Як-42, возвращаясь на родину из Афганистана.

НАТО использует фирму НАМСА для аренды самолетов для тех стран-членов альянса, которые не располагают достаточным парком транспортных самолетов дальнего действия, передает РИА "Новости".

Как сообщает агентство Эуропа-пресс, генеральный директор НАМСА Карл Хайнц Мюллер в письме на имя начальника Генштаба испанской армии генерала Феликса Санса Рольдана признал "частичную ответственность" компании.

Мюллер, в частности, признал, что его организация не проследила должным образом за арендой для испанского министерства обороны самолета Як-42 частной авиакомпании "Украинские средиземноморские авиалинии".

Он также признал, что руководству НАМСА ничего не было известно о том, что в поисках самого дешевого варианта аренды самолета для Испании к процессу аренды самолета были привлечены шесть компаний-посредниц. В результате из 149 тысяч евро, выделенных на эти цели испанским министерством обороны, на оплату самолета осталось только 38,5 тысячи евро.

Арендованный НАМСА в таких условиях самолет не отвечал требованиям технической безопасности, что, по заключениям комиссии по расследованию катастрофы, и привело к трагедии.

Кроме того, семьи погибших миротворцев остались без положенной страховки в 75 тысяч евро каждая, которую министерство обороны перевело на счет НАМСА. В Испании считают, что в этой истории не исключено наличие коррупции.

Накануне испанская сторона заявила, что намеревается поставить этот вопрос на ближайшем заседании Атлантического Совета. Однако, как сообщил в среду министр обороны Испании Хосе Боно, поскольку НАМСА официально признала свою ответственность в гибели испанских миротворцев и готова расследовать этот вопрос, испанцы не будут сейчас ставить этот вопрос перед высшим руководством НАТО.